Новости Кино

    Загрузка...

Новости ТВ

    Загрузка...
» Главная / Литературные мотивы / Проза / Большая Белая Птица
Проза
Большая Белая Птица
 

Большая Белая Птица

 

2007-10-19 08:00:41

- ... И тогда Белая Птица взмахнула крыльями. Завертелись листья, поднялся песок, порыв ветра налетел и поднял высоко-высоко Черное Чудовище... Добрый ураган покружил над Большим Городом, собирая страхи и злые сны, и навсегда унес Чудовище в далекую страну. И там оно снова стало Ворчливым Слономопсом.

Маленькая Девочка хотела поблагодарить Белую Птицу, но ее нигде не было. Только под кленом лежало большое перо - белое, как снег, легкое, как облачко и удивительно теплое...
Девочка забрала перо домой. Вечером, когда мама укладывала ее спать, она тихонько спрятала его под подушку. И всю ночь ей снился волшебный сон, будто бы она - совсем не Маленькая Девочка, а Большая Белая Птица. И летит она в небе, а внизу, по земле, скользит тень от ее сильных крыльев... И больше никому и никогда не приснится Черное Чудовище.

Лида закончила сказку и обвела взглядом свою внимательную аудиторию: мечтательная Ира светло улыбалась, Женька-забияка сморщил нос и подпирал кулачком щеку. Ленивый Валерик, конечно же, заснул. Двойняшки Коля и Оля прижались друг к дружке и синхронно обводили пальчиками узор на ковре. А художница Катенька уже успела нарисовать всех героев сказки.

- Лида Николаевна, а по-настоящему Белая Птица бывает? - конечно же, Инна - вечно сомневающаяся почемучка.
- Я думаю, да.
- А почему же я ее не видела?
- Она прилетает очень редко. Давным-давно, когда еще не было машин, домов, телефонов, Птица прилетала чаще. Тогда больше людей нуждались в ее защите и помощи. А теперь люди стали куда сильнее, их уже не пугают разные страхи...
Из освещенного уюта группы Лида вышла в слякотный городской вечер. Горели редкие фонари, под каплями холодного дождя вибрировали осенние деревья. Асфальтированная дорожка покрылась пузырями неглубоких луж, и их старательно обходили зябкие прохожие с зонтиками. Высокий мужчина в дождевике выгуливал мокрого спаниеля в попонке. Пахло влажными листьями, выхлопными газами и почему-то гвоздикой.

Дома ждали неприятности: позвонила Лариса Анатольевна, хозяйка хрущевки, которую Лида снимала уже полтора года, и попросила съехать в течение месяца. Кто-то откуда-то вернулся, жить негде... А ей, Лиде, разве есть, где жить? В общем, придется новое жилье искать.
А вот как и где, Лида представляла с трудом. Приближалась сессия, еще и ставка в садике, корректура в газете и шестеро дошкольнят, которых она готовила к поступлению в престижную гимназию. Оставалось совсем чуть-чуть свободного времени. Как раз на сон...
Ах, если бы была своя квартира! Пусть маленькая, пусть старенькая, пусть на окраине и на двадцать четвертом этаже, но своя... Чтобы можно было пустить корни, завести кошку (нет, обязательно - кота, и не какого-нибудь, а рыжего), посадить фикус и повесить шторочки на кухне. Чтобы мирок за дверью был только твоим, и, покупая тарелку, не нужно было думать, влезет ли все в чемоданы при очередном переезде. Лида уже давно подсчитала: если она будет откладывать ровно половину своей зарплаты, а цены на квартиры не вырастут, то копить придется 60 лет! Можно, конечно, испробовать и другие «верные» способы - выйти замуж, получить наследство, выиграть в лотерею...
Кстати, о лотерее. Была у Лиды одна странноватая привычка. В понедельник она покупала билетик с обещанием самого большого джек-пота, всю неделю мечтала, куда можно потратить такие огромные деньги, а на выходных с замиранием сердца смотрела розыгрыш... Только с выигрышем пока не получалось, но Лида не унывала, ведь всем известно, что хорошему человеку рано или поздно повезет.
Вот и завтра, несмотря на то, что суббота, Лида проснется по будильнику, почистит зубы, и с чашкой кофе и билетиком в руках станет сверять заветные цифры. И снова удача пройдет мимо. Но пока этого не случилось, особенно сладко мечтать...

Но, видимо, у хитрой Фортуны были другие планы. И суббота была обычной, просыпаться даже как-то не хотелось, и остывший кофе привычно кислил, и в стареньком телевизоре каждый звук отдавал знакомым шипением... и не загремели фанфары, и небо не упало на землю, когда номер Лидиного билетика оказался выигрышным. Нет, это был не джек-пот, даже не его половина и не четверть. Но сумма по Лидиным представлениям была настолько внушительной, просто заоблачной, что должно было хватить и на квартиру, и на ремонт, и, может, еще и на новый телевизор останется...
Как долго Лида стояла перед экраном в пижаме, с лотерейным билетом в руках и глупой улыбкой на лице, никто не знает. Розыгрыш давно закончился, начался какой-то фильм про честных бандитов и нечестных депутатов, а Лида этого не замечала. Она представляла свою новую жизнь - в роли богатой, независимой владелицы столичной недвижимости - и не могла поверить, что все это случилось именно с ней.

Из состояния ступора девушку вывел телефон. Звонила квартирная хозяйка, Лариса Анатольевна:
- Деточка, мне так стыдно, что я тебя на улицу выгоняю... Право, так получилось нехорошо... Я даже спать спокойно не могу. У меня тут соседка есть, у нее квартира свободная стоит. В общем, я договорилась, она тебя возьмет. Только тебе к ней на работу заехать надо, там и договоритесь... это недалеко, адрес запиши... Баба Валя ее зовут, она хорошая, вы поладите, ты ей конфеток купи.
Стряхнув с себя оцепенение, Лида рассудила, что покупка квартиры - дело серьезное, спешить здесь ни к чему. Надо присмотреться, прислушаться, все разведать, а уж потом воспользоваться даром судьбы. Аккуратно сложила билетик, завернула в салфетку и спрятала ... в бюстгальтер, как раз под левую грудь, чтобы ударами сердца нащупывать свое неожиданное счастье.

На улице светило солнце. Радостно вышагивали облезлые голуби, отъевшиеся за лето воробьи лениво выпрыгивали из-под ног спешащих на базарчик пенсионеров. Вежливые соседские дети поздоровались с другого конца двора, и даже консьержка вместо обычного «Грм» благосклонно бросила «Ндрассьте...». Странно, но и тетка в продовольственном магазинчике на углу не была такой хмурой, как обычно. Подавая Лиде шоколадку, она, кажется, даже улыбалась. Мир праздновал Лидину удачу.
Оказалось, что баба Валя работает в какой-то детской больнице, корпуса были разбросаны по старому парку, и нужное отделение Лида нашла с трудом. Словоохотливый вахтер на проходной озаботился проблемами молодой посетительницы:

- Баба Валя? Как же не знать, знаю. Сестра-хозяйка она у нас. У нее даже свой кабинет есть. На пятом этаже. Только лестницы у нас перекрыты, тебе нужно будет дойти до конца коридора на втором этаже, подняться на шестой и спуститься на первый. Там пройти через отделение, осторожное только, лаборатория там у нас... Вот, и поднимешься на пятый, в конце коридора направо и до конца. Номер не помню, там еще дерево в кадке растет. Такое, знаешь, с листьями.
Лида почти заблудилась, но, в конце концов, все же попала в нужный коридор. В темной его части, там, где не было окон, на дерматиновой больничной кушетке сидела молодая женщина в дешевом ситцевом халате. Она была поразительно неухоженной, не грязной, нет, а именно неухоженной. Заросшие брови, серое пористое лицо, стоптанные тапочки, опухшие красные глаза, остановившийся взгляд - все говорило о горе таком большом, что потерялся интерес к жизни, а глупая суетливая красота казалась неуместной и кощунственной... Лида бочком прошмыгнула мимо, стараясь ступать бесшумно. Но, казалось, даже пушечный залп не сдвинет женщину со своего места, не заставит отвлечься от размышлений.

Баба Валя оказалась милой приветливой толстушкой с кудряшками и в очках. Шоколадке она искренне обрадовалась:
- Ой, миленькая, а ты чего такая субтильная-то? Все на диетах? Эх, молодежь, не думает о здоровье... Ну, проходи, чайку попьем, - баба Валя друг за дружкой извлекала из недр необъятной тумбочки сахарницу, вазочку с мармеладками, зефиром и печеньицами, ложечки, чашки, какие-то скляночки, пакетики...
- Ты меня недолго искала? Тут у нас такая путаница... Сама постоянно теряюсь. А новенькие мамочки, тех вообще без провожатых выпускать нельзя - и на процедуры опоздают, и, глядишь, по дороге чего подхватят. Наши дети, они же слабые, вон, в масках все, да температурят постоянно.
- А что за мамочки? Я тут в коридоре одну женщину видела, такая она ... смотреть на нее страшно.
Баба Валя сжала губы, вздохнула:
- Это наша страдалица. У нее сыночек умирает... Здесь, Лидочка, страшное место - тут деток, больных раком, лечат... А у Оксанки-то у сына рак крови, ему операцию надо делать. А для этого донор специальный нужен. И за границу ехать надо... А денег нет у нее, все вышли, пока мальчика лечили... Она сейчас в больнице уборщицей и посудомойкой работает, чтоб хоть на еду... Вот. А ключи я тебе хоть сегодня дам, переезжай, когда хочешь.
Они говорили еще о чем-то, Лида отвечала, кажется, даже шутила. Но в голове стучал пульс, спокойно и размеренно, наступила какая-то светлая определенность, как на Рождество. Не было ни мыслей, ни сомнений, в голове вообще была пустота - хрустящая и морозная, как звездным зимним вечером.
Лида подошла к тихо сидящей женщине. Казалось, за пару прошедших часов она даже не шелохнулась. Лида тихонько присела на краешек, поскребла пальцем обивку и прошептала:
- Как сына зовут?
- Егор, - прошелестело в ответ.
- А сколько ему лет?
- Тридцать два месяца и четыре дня...
- Послушайте, Оксана, я сегодня в лотерею выиграла. Там много денег... Я хотела квартиру купить, двухкомнатную. Я не могу. Лучше ребенку операцию... в Германии, баба Валя говорила.
- В Израиле, - женщина резко обернулась, ее глаза недоверчиво и жадно посмотрели на говорившую. Свет от неоновой лампы коснулся черт Оксаны, выхватив на миг и совсем седые виски, и скорбную складку над переносицей, и маленький шрамик на подбородке, и опущенные уголки губ... И глаза, в расширенных зрачках которых отражался маленький, сложенный вдвое счастливый лотерейный билет. Оксана лихорадочно схватила его, шумно хватнула ртом воздух и побежала к лестнице.

Как добралась домой, Лида не помнила. Может, пешком дошла, может, и на трамвае доехала. Разве это важно, в конце концов? Зашла в квартиру, бросила в угол сумку, не включая свет и не снимая плащ, с разбегу упала на кровать. Сбросила туфли и даже не посмотрела, куда они полетели. Никогда еще Лида не чувствовала себя такой уставшей... а еще легкой, свободной и счастливой.

И всю ночь ей снился волшебный сон. Будто бы она совсем не Лида, воспитательница старшей группы в садике, филолог, будущий логопед, «субтильная» и рыжеволосая, а Большая Белая Птица. И летит она в небе, а тень от ее сильных резных крыльев скользит внизу по земле... Может, кому-то этой ночью и приснится кошмар. Но в далекой-далекой стране строгие люди в халатах помогут маленькому слабому мальчику и его рано постаревшей маме. И Черное Чудовище снова превратится в Ворчливого Слономопса...

Автор: Наталия Руденко

Комментарии [Всего комментариев: 1]
1. Мэйни maincoon [at] bigmir [dot] net Вроде бы похоже на сказку, но есть что-то такое в этой истории, что заставляет поверить в возможность на право ее реальности.
Я чуть не расплакалась.
Добавить свой комментарий
Имя:
E-mail:
Код:
   
Текст:
Нумерология/Число сердца
ваши тайные мысли и желания
Пример: Василенко Ольга Петровна

Редакция не всегда разделяет мнения авторов
Условия использования материалов
Связаться с редакцией - Татьяна Мартынюк